Тайна письма

ТАЙНА ПИСЬМА ИЛИ ЗАПИСКИ СУМАСШЕДШЕЙ НЕЖИТИ

(Дорогой Читатель, для понимания сюжета рекомендую перед прочтением ознакомиться с историей Тени сгущаются перед рассветом)

Хайбит писал:

Длинная худая рука в чёрной кожаной перчатке выхватила из-за пояса потрёпанное серое письмо с красной печатью и положила его на полу за перекошенной плитой, её обладатель повернулся к своему спутнику и прошептал несколько слов на странном шипящем языке:

— Думаешь, он спит?
— Возможно.
— Почему не зайти и просто не сказать, зачем все эти письма?
— Таковы правила. Никто не должен знать сверх того, что требуется, в том числе и наши лица.
— И что, просто уйдём? Что там хоть написано, в письме?
— Таковы правила, — улыбнулся один неизвестный и на миг в темноте блеснуло металлическое отражение полной луны.

КРАЖА

Двое неизвестных, бесшумно преодолев небольшое освещённое луной пространство, скрылись в невысокой поросли кустарника, окружающей склепы. Прошло около трёх-четырёх минут по времяисчислению живых, звенящая, напряженная тишина сдавила виски. Кажется, малейшее движение и она разлетится на триллион крошечных острых как лезвия осколков, пронзая меня насквозь. Сильней прижимаюсь к серой шершавой стене склепа, ни звука, ни движения, стать одним целым с мертвым и холодным камнем. Это не сложно, моё тело не менее холодно и мертво, чем гранитная стена старинной усыпальницы. Прошло ещё около двух минут. Перепуганная появлением незнакомцев ночная птица, осмелев, вновь начала свой печальный разговор. Где-то у соседнего склепа захлопала крыльями летучая мышь. Пора!

От высокой каменной стены бесшумно отделилась тонкая тень, очертаниями напоминающая неестественно худого человека. С ловкостью кошки скользнув вдоль ограды к отверстию в плите, тень замерла, приникла к земле и затаилась, напряжённо вслушиваясь в тишину. Внутри склепа царил беспросветный мрак, идеальную черноту которого нарушала лишь тонкая полоска лунного света.

Шепот: Холодный свет звезд заставляет людей дрожать во тьме.

Обитатель склепа не подавал признаков бодрствования. Скоро начнет светать, сейчас или никогда! Конверт, неразличимый в кромешной тьме для глаз обычного человека, лежал ровно на том же месте, где несколькими минутами ранее его оставили таинственные незнакомцы. Я протянула руку, вот он.. плотный листок пергамента с рельефной печатью.. Внезапно длинная костлявая конечность медленно пересекла пространство и замерла в воздухе, не долетев самую малость до моей руки, протянутой за конвертом! От неожиданности я дернулась всем телом и только Богам известно, чего мне стоило сдержать крик..! Паника! Что делать?! Бежать? Что будет, если меня застукают?! Воровство у своих — самый презренный поступок, это клеймо на всю жизнь и бесславная судьба изгоя. Убежать и сменить имя?! На душе стало совсем паршиво от мысли, что бежать-то мне и некуда. Мой сумбурный поток мыслей был прерван шевелением костлявой конечности в полоске лунного света. Ну и ручищи у него! Ночное светило продолжило свой путь и полоска света внезапно исчезла, снова погрузив внутренне пространство склепа в кромешную тьму.

Шепот: Ты – всего лишь пешка в руках сил, которых не видишь.

Решаюсь! Зажав двумя пальцами конверт, очень аккуратно, стараясь не создать ни малейшего движения воздуха, тяну его к отверстию в плите.. Клянусь Богами, будь я жива, от напряжения меня покрыл бы холодный пот.. Рывок — и конверт у меня! Легкий шелест бумаги о камень перекрыл какой-то странный звук внутри склепа, похожий на хруст. Похоже, он проснулся! Самое время смываться!! Спрятав конверт во внутреннем кармане видавшей виды потрёпанной кожаной курточки, убегаю с такой прытью, которой сама не ожидала от того набора костей, сухожилий и кожи, в виде которого я теперь существую. Кувырок — в считанные секунды преодолеваю освещенную луной поляну до ближайшей надгробной плиты, еще кувырок — и я в спасительном полумраке ночного Тирисфальского леса..

Рассудив, что по лесу бежать не безопасно, выбираюсь на дорогу, где меньше вероятность встретить бродячих лесных хищников, мурлоков и даже своих, Отрекшихся. Боюсь, сегодня моя психика не готова к подобным встречам! Да и лишние расспросы мне ни к чему. Пробежав некоторое время вдоль высокой городской стены, захожу в город и останавливаюсь в небольшой нише чтобы перевести дух, осмотреться и прислушаться. Тишина. Чтобы не вызывать излишних подозрений у городских стражей, дальше решила передвигаться шагом. Бегающий по ночам отрекшийся явление странное и необъяснимое, ибо, как я заметила из собственных наблюдений, отрекшимся вообще не свойственна излишняя суета. Тем, кто познал смерть, некуда спешить..

— Попалась! — грубый с хрипотцой голос, внезапно раздавшийся позади меня, прервал спокойное течение мыслей и второй раз за вечер предательский страх леденящим холодом сковал затылок!

Шепот: Оно стоит у тебя за спиной. Не двигайся. Не дыши.

(Да заткнись уже, и без тебя тошно! — мысленно отвечаю голосу в голове)
Как?! Как я не заметила преследование??! Я вообще против силовых методов, но.. похоже, выхода нет! Как там нас учили? Резко поворачиваюсь и с разворота наношу один точный удар ребром ладони, преследователь парализован, а в моей руке что-то предательски хрустнуло. Стоп! Это?! Это же!? Зеленые пряди волос на голом черепе.. заштопанный нос и щеки.. Беспомощно открывая рот в попытке что-то сказать, с безумными выкаченными глазами на меня в ужасе смотрит Дэн Голтас! Упс. Это мой знакомый, ученик кожевника! Еще один удар чтобы вывести Дэна из паралича и его длинное костлявое тело беспомощно оседает по каменной стене..

— Лювэ, за что?!
— А нормально вот так подкрадываться и пугать, да?! Я чуть язык не откусила от страха.. — какой же у него забавный вид, с трудом сдерживая смешок, усаживаюсь рядом, проверяя на целостность косточки в кисти своей правой руки.
— Ну и откусила бы, не велика потеря.. Пришили бы тебе новый, как на счет языка дворфа?! Вон, вчера двое пленных опять пытались бежать..
— Какая мерзость! Я слышала, их съели заживо.. И вообще, ты чего по ночам разгуливаешь? Опять за шкурками нетопырей?
— Угадала.. А ты что здесь делаешь? Небезопасно сейчас, пленники расшумелись..

Ученик кожевника Дэн Голтас один из тех.. точнее единственный отрекшийся (ибо моя наставница Ао Цзянь всё-таки панда), с кем я подружилась за свое недолгое время пребывания в Подгороде.

Шепот: Доверие – твоя слабость.

Отрекшиеся относятся с большим недоверием не только к живым, но и к себе-подобным новичкам, что уж говорить о свежеоткопанном, пусть и весьма симпатичном, но безумном трупе, слышащем голоса.. коим являюсь я.
А Голтас.. он и сам чуток ненормальный! Неопределённого возраста, с одним и тем же выражением простого, всегда угрюмого лица, этот парень может часами выслеживать зверя лишь потому, что у бедолаги шкура редкого окраса, и потом еще несколько часов выделывать шкурку, добиваясь нужной текстуры и жёсткости. И кто после этого из нас безумец!? Как бы то ни было, с ним можно болтать ни о чем, говорить глупости и сокрушаться о том, что больше не чувствую вкус шоколада (наверное, после ужасающего внешнего вида, это вторая моя самая большая беда в посмертии!), можно не следить за речью, не быть сильной и даже просто молчать. Именно он пришил мне на куртку два внутренних кармана с замечательной застежкой-секреткой, очень полезная штука, кстати, всем рекомендую. И в одном из таких карманов сейчас лежит украденное мной письмо. Письмо! Мне кажется или оно жжет мне грудь?

— Удачной охоты, Дэн! Мне пора… Увидимся! — оставив вопрос без ответа и помахав на прощанье укоризненно смотрящему на меня отрекшемуся, отправляюсь дальше..

Надеюсь, остаток ночи не готовит мне больше шокирующих сюрпризов… С трудом сдерживаясь чтобы не побежать, наконец-то добралась к себе в склеп. Дом, милый, дом! О, Боги, с каких это пор я начала думать о склепе как о своем доме?! Впрочем, это неизбежно — считать домом тот небольшой кусочек пространства, куда неизменно возвращаешься чтобы отдохнуть, оставшись наедине с собой, поразмышлять, не опасаясь вторжения с ненужными разговорами и вопросами. И все же это пережитки прошлой жизни, привязанность к месту и вещам, к окружающим меня существам. Это скоро пройдёт, я уверена..

Мой дом сейчас — это небольшая узкая комната без окон, не считая того небольшого отверстия в стене под самым потолком. Справа от входа — каменное ложе, покрытое плетеной циновкой, точно такая же выцветшая и потрепанная циновка, но чуть побольше — на полу. У изголовья — небольшой сундучок из прочного ясеневого дерева, который служит мне одновременно и столом, и стулом, и шкафом, и даже сейфом по необходимости, ибо имеет простенький, но все же — замок! На сундучке — пара книг в истрёпанном переплёте, костяной гребень, засохший Мироцвет и… моё сокровище! — маленькое зеркало — подарок наставницы Ао Цзянь на посвящение в монахи, в тот день я выбрала мокрый путь ткача туманов.. В общем, моё жилище — образец аскетизма.. но с некоторой долей шика, ибо не все новички могут похвастаться собственным сундуком и книгами! Что уж говорить о циновке на полу…

Письмо.. Усевшись на пол и скрестив ноги, я положила письмо перед собой..

ПО КОМ ЗВОНЯТ КОЛОКОЛА

Этот странный отрекшийся появился в городе чуть больше месяца назад. Или раньше? У меня нет твердой уверенности на этот счет, поскольку время, как и возраст, — понятие весьма относительное в обществе Немёртвых. То был чудесный день! Я долго беседовала с наставниками на Пике Безмятежности, и меня почти не мучили голоса… Судя по расположению небесного светила, я вернулась в Тирисфаль около полудня, до занятий с Ао Цзянь была еще целая куча времени и я зашла перекусить нашим фирменным местным супчиком. Кажется, Кадд и Варн откопали очередного мертвеца.. Этот новичок сразу привлек к себе моё внимание, я уселась на противоположном конце длинного дубового стола и задумчиво водила ложкой в тарелке, наблюдая чудесные изумрудные оттенки густой слизеподобной жидкости, называемой супом.

Время от времени поднимая глаза на свежеприбывшего мертвеца, я не могла сдержать улыбки, вспоминая свою первую трапезу в нашей “столовой”. (Интересно, как я сейчас выгляжу? Черт побери, почему это должно меня волновать!? Я мертвая, окончательно и бесповоротно. Со всеми вытекающими из этого последствиями!) Совершенно позабыв о еде, я уставилась на новичка, доедавшего третью тарелку супа. Не понимаю, что в нем такого необычного, чем так притягивает взгляд этот недавно оживший труп. И вдруг меня осенило — он же ведет себя совсем как… живой! Это так странно, так выделяется среди “закоренелых” мертвяков и даже на фоне прочих новичков. От него исходит сияние того вечного незамутнённого человеческого разума, когда всё происходящее вокруг кажется кошмарным затянувшимся сном, нелепой фантазией!

Шепот: Между реальностью и фантазией нет четких границ..

То ощущение, когда кажется, что ты управляешь своим сном и способен в любой момент проснуться, стоит лишь посильней себя ущипнуть… Очень скоро это пройдет и он будет как все. Это лишь вопрос времени.

А у меня с того дня появилось новое хобби — слежка за новичком! Эта занятная игра в “детектива” занимала почти все мое свободное время. Не знаю, что меня побудило к этому — любопытство? Зависть к тем неподдельным живым эмоциям, которых так не хватает мне чтобы, пусть на мгновение, ощутить себя снова живой.. А может по какой-то иной причине — не знаю, не хочу анализировать свои чувства. Важно лишь то, что именно это новое хобби привело меня сегодня ночью к его склепу.. А тут эти двое! И письмо.. и ощущение опасности, и то странное чувство, когда кажется, что навсегда теряешь что-то очень важное!

Не долго думая, я решаю, что с благими намерениями не приходят тайно под покровом ночи. Ну не верю я больше в бескорыстные побуждения живых.. и неживых существ. (Разве что дедушка Зима, да и тот.. всего лишь орк!) Так я решаюсь украсть письмо… И что мне теперь с ним делать?! Как глупо получилось. Кручу в руках серый конверт — самое обыкновенное письмо! Самая обычная сургучная красная печать, вот только символы на печати.. не могу прочитать.. что это за язык?!

Шепот: Открой меня! Открой меня! Открой меня! Только тогда ты обретешь покой.

(Молчать!) Что за дурацкие предчувствия. Бросаю взгляд в маленькое окошко под потолком — небо черное и звезд не видно, так темно бывает только перед рассветом. Еще есть шанс успеть! Я его верну.

Дальнейшие события разворачивались столь стремительно, что воспроизвести их более менее вменяемо очень сложно.. Спрятав конверт во внутренний карман куртки, выхожу в город. Шаги мои беззвучны, решение — непреклонно, шепчите древние Боги, я вас не слушаю…

Шепот: По спящему городу Ни’алоте бродят только безумные существа.

(Вот тут ты чертовски прав, кто бы ты ни был! Я безумна — ну разве нормальная нежить попрется возвращать честно украденное письмо! Возможно, за него бы дали неплохие деньги.. золотом!)

Решив сократить обратный путь, иду не окраинами, а напрямик через центральную площадь города.. Шаги! Останавливаюсь, чтобы прислушаться. Показалось? Нет! Чья-то тень впереди! Мгновение и я прижимаюсь спиной к стене дома. Из-за угла появляется и сам обладатель тени, которым оказался высокий худой отрекшийся, он не спеша и явно ничего не опасаясь идет в сторону квартала пленников Альянса. Черт, на долю секунды мне показалось что это живой, походка… Что?! Это же объект моих детективных изысканий, новый отрекшийся! Кувырок и я у стены противоположного дома.. Еще один безумец! Что он забыл ночью в этом переулке?! Где-то вдали послышалось не совсем трезвое разноголосое пение..

Очутившись в переулке и пригнувшись к земле чтобы не быть замеченным из окна, Отрекшийся проходит вперед, затаившись на несколько секунд под окном, он прислушивается к происходящему внутри.. На некотором расстоянии позади, следую за ним.

— Наша земля! На-а-а-а-ша земля-я-я! — я с трудом разобрала несколько последних слов песни.

Где бы здесь спрятаться? Небольшое окно в цокольном этаже соседнего дома привлекло моё внимание тем, что кусочек прилегающей к нему улицы имеет ограду, возможно, бывшими жильцами был обустроен отдельный вход, подкравшись ближе, подтверждаю свою догадку — за невысокой оградой несколько ступеней, ведущих вниз к полуподвальному входу — отличное место для укрытия и тайного наблюдения! Легко перемахнув ограду, прячусь внизу.

Странный шум и звук падения чего-то тяжелого на землю, привлек моё внимание. Встав на нижнюю ступеньку и подтянувшись на руках, аккуратно выглядываю из укрытия. То, что я увидела, повергло меня в шок.. От страха свело живот и противный липкий холод сковал тело от макушки вниз вдоль позвоночника.. Всё происходившее дальше было как в тумане..

Шепот: Отдайся своему страху…

На мостовой под окном, широко раскинув руки, навзничь лежал отрекшийся.. Вокруг него суетились люди и дворфы, а по переулку распространился резкий приторный запах спиртного. На неподвижное худое тело натянули два мешка, связали верёвкой посередине, и коренастый дворф, закинув тело в мешках на плечи, скрылся в доме. За ним последовали остальные. Улица опустела.

Я решила немного выждать, не исключено, что люди вернутся… Мгновения тянулись невероятно долго и казались часами. Больше ждать нельзя!! Стараясь сдержать дрожь во всем теле, осторожно осматриваюсь по сторонам. Что же делать??!! Надо что-то делать!!! Убийцы… Они его убили… Бежать, звать на помощь. Но куда и кого? Кто мне поверит.. Выбравшись из своего укрытия и стараясь оставаться в тени, выбегаю из переулка. Что дальше?! Соберись, тряпка!

Шепот: Даже смерть может умереть.

(Заткнись!! Нежить не умирает, он не умрет!!) Что же делать?!? Осматриваю площадь, вокруг как на зло ни одного патруля, только пара стражей-поганищ на противоположной стороне площади, это безумие, но.. в надежде кидаюсь к ним.

— Помогите!!! Пленники Альянса, у них бунт! Наших бьют!! Дворфы, они убили его!, — кажется, моя несвязная речь не впечатлила стражей.., — Совсем убили! — зачем-то добавила я, теряя надежду быть услышанной. Безумно вращая глазами и не видя прямой угрозы вокруг, стражи невозмутимо смотрят мимо меня! Бесполезно..

Шепот: Надежда — всего лишь иллюзия…

И что дальше?! Стоп. Быстрее, туда, где в небольшой колокольне рядом со “столовой” еще остались действующие колокола. Если поднять много шума, возможно, пленники Альянса оставят свои коварные планы из страха быть обнаруженными, чего бы они не замышляли. «Интересно, что сделают с нежитью, посеявшей панику в целом городе? Меня выгонят, как ни крути, быть мне изгоем… Надо придумать новое имя», — размышляла я на бегу. Колокола уже много лет не используются по назначению, они не звонят по праздникам и не возвещают о нападении — в самопровозглашенном королевстве Отрекшихся нет врагов.. Вот и вход в башенку, дверь не заперта, конечно, какой смысл закрывать колокольню..? Не сбавляя темп, поднимаюсь в звонницу по старым каменным ступеням со следами тысяч человеческих ног, и ошалело хватаюсь за первую попавшуюся на глаза веревку, свисающую вниз от колокола.. Старый металл словно просыпаясь от векового сна неохотно отозвался глухим звоном, от которого мне заложило уши. Да, это вам не те бубенцы, в которые звонят в полдень, созывая к трапезе… Еще рывок — раздавшийся звон кажется нарушил что-то важное в системе моего внутреннего мертвого уха, но мне уже все равно, снова и снова тяну за веревку и кажется, весь мир исчез, осталась только я и этот оглушительный звон!

Шепот: Ты сопротивляешься. Ты цепляешься за жизнь, как будто она имеет значение. Ничего, ты еще узнаешь правду.

Голоса надоедливой мухой крутятся в голове.. Замечаю краем глаза какое-то движение у подножия башенки. Кажется, это командир Стражей Смерти с отрядом патрульных..
— Ненормальная, прекрати звон! Немедленно спускайся!! — так забавно, они открывают рот словно рыбы, беззвучно, я вас не слышу, говорите громче! Хаха!
В это мгновение с лестницы врываются двое отрекшихся, что-то кричат, пытаясь вырвать у меня из рук веревку. Инстинктивно отпрянув к деревянным перилам, я не нашла в них опоры — прогнившее дерево сыпется вниз, увлекая моё многострадальное тело за собой.. Падаю, не более трёх метров до каменного пола, словно в замедленной съёмке.. Не спасла его.. Всё было зря! Всё напрасно… Письмо!

Шепот: Я чувствую вкус твоей души, он сладок…

Туман застилает глаза, мне не больно. Мама, это такая игра..


 

«Когда тени становятся глубже
И тьма протягивает руку,
Когда наступает ночь
И тишина становится слишком громкой,
Когда прошлое не уходит
И нет шанса выиграть,
Клянусь душой —
Я не сдамся»
(Beyond The Black — Unbroken)

ТУМАН

Мое тело парит в черной бесконечной пустоте… Чувство легкости и невесомости наводит на мысль, что привычные законы нашего мира здесь не имеют силы и невозможно с уверенностью сказать — падаю я или поднимаюсь вверх. Яркие всполохи света пронзают пространство, они ослепляют меня, даже с закрытыми глазами.. На изумрудный сон всё это не слишком похоже. Тогда где я? Неужели меня изгнали в Круговерть Пустоты?! Интересно, что я такого натворила. Пустота постепенно обретает плотность и я погружаюсь в густой почти осязаемый на ощупь туман. Туман…тысячи мельчайших частиц воды приятной прохладой оседают на лице, окутывают моё тело живительной влагой. Хм.. Я определённо парю на месте, тогда почему меня не покидает ощущение падения? Вытягиваю руки вперед, но не вижу их и безуспешно пытаюсь найти опору для ног..

Внезапно я ощущаю чье-то незримое присутствие. Этот туман вокруг меня… он словно живой, медленно поглощает моё сознание, словно изучая меня изнутри, он проникает в мысли… оживляет в самых потайных уголках подсознания обрывки воспоминаний и как огромный пазл складывает их воедино.
— Эй, прекрати… что за бесцеремонность копаться в чужой голове! А меня кто-нибудь спросил?! — кричу, но не слышу свой голос.
— Кто ты? — уже мысленно спрашиваю я. И тёмная туманная материя на миг отступает, увлекая за собой образы моего далекого прошлого.
— Похоже, тебя не учили манерам, уважаемый! Когда к тебе обращаются, принято отвечать! — также мысленно продолжаю возмущаться.

Туман, словно оценивая меня, вьется вокруг, а в следующее мгновение снова проникает в сознание, заполняя каждую клеточку тела, успокаивает мой мятежный разум. Равнодушие и спокойствие охватывают меня, хочется остаться здесь навсегда… в этой бесконечной пустой тишине, вдали от безумной реальности ходячего трупа, вдали от назойливых голосов.. Что я такое говорю? Нет! Я должна бороться, мне надо вернуться. Зачем? Я не знаю.. Но наша Королева.. Сильвана.. смогла.. она вернулась из пустоты, и я должна.

— Эй, кусок мелкодисперсной водной пыли! Ты слышишь меня? — снова мысленно кричу туману, — Оставь меня в покое! Мне надо вернуться, у меня есть дело… эээ … незавершенное! (конечно, я это выдумала, но говорят, иногда помогает)

Огромное туманное облако мягко парит в пустоте, увлекая меня в вечное безмятежное НИЧТО. Как сложно сопротивляться.. В клубящемся пространстве вокруг меня рождается какой-то звук.. “Итеру.. теру.. Итеру..” гулким эхом повторяет пустота. Голос манит и словно зовет за собой.. Это имя.. ? Своё настоящее имя я не знаю, моя память не сохранила его после воскрешения. И как многие из отрекшихся я просто выбрала себе новое, короткое, ничего не значащее имя. Лювэ. Я замечаю, что вокруг оживают потревоженные образы прошлого.. Туман окружил меня воспоминаниями, но зачем?!

Детство. Какое знакомое слово. Нечто очень далекое и светлое. Мир, полный приключений, где любая фантазия оживала, а вымышленные герои казались вполне реальными существами. То, что никогда не вернуть.
“В старой шахте у реки дворфа съели пауки…” откуда-то издалека слышу звонкие детские голоса и смех… Это считалка! Клубящийся вокруг меня чёрный туман зашевелился, медленно отступая. Пространство заполняют полупрозрачные образы, фрагменты моей прошлой жизни. Образы накладываются один на другой, время здесь утратило свою силу и кажется, все события происходят одновременно. Сквозь белые хлопья снега, кружащего над зимним городом, я вижу жаркий летний день… Усилием воли замедляю течение времени.. Ого! Да я же почти Бог. Образы становятся чётче и я уже могу отделить один от другого.. Взмахом невидимой руки отгоняю зимний день и.. ощущаю теплый ветер на лице и запах цветущей липы..

РЕКА

Я вижу город в лучах солнца. Его улицы опустели — полуденный зной заставил жителей прервать свои дела и разойтись в поиске спасительной тени. Только стайка неугомонной ребятни затеяла игру в прятки на окраине города, рядом с мельницей и амбаром. Загорелый мальчишка лет восьми в светлых льняных брюках и неопределённого цвета льняной рубашке, стоя лицом к стене амбра, читает нехитрую считалочку. Он изо всех сил старается не подсматривать за разбегающимися в разные стороны друзьями!
— В старой шахте у реки дворфа съели пауки. Ночью их не сосчитать, я иду тебя искать! — едва произнеся последние слова, мальчишка развернулся и, внимательно осмотрев улицу, направился в сторону старого сарая, откуда доносился шепот и негромкий смех.

Чуть в стороне от хозяйственных построек, там, где заканчивается улица, переходя в неширокий пригородный тракт, раскинули ветви несколько старых лип. Здесь дорога выходит на большой каменный мост через реку. Вижу девочку, бегущую к мосту. Светлые, выгоревшие от долгого пребывания на солнце, волосы собраны в хвост. Она с тревогой посматривает в сторону мальчишки, ведущего поиск и забирается на широкую стену каменного моста. Это… я?

Внезапно из стороннего наблюдателя становлюсь зрителем от первого лица! Я вижу и ощущаю себя маленькой девочкой, но не могу повлиять на события и что-то изменить! Медленно иду по бортику примерно до середины моста, где вверх поднимается широкий каменный столб. Обхватив его руками, аккуратно ступаю на карниз, опоясывающий столб по периметру. Маленькими шагами огибаю угол и оказываюсь над рекой. Здесь меня точно не найдут! Какое-то время я развлекала себя наблюдением за муравьями, бегущими по узким глиняным дорожкам между камней. Часы на городской ратуше пробили час после полудня. Где-то недалеко слышу голоса, это ищут меня. Голоса становятся ближе и сердце от волнения готово выпрыгнуть из груди.. (биение живого настоящего сердца.. какое приятное ощущение!) Любопытство берет верх и я делаю маленький шаг к краю столба чтобы из-за угла наблюдать за происходящим (остановись! хочу крикнуть самой себе) В следующее мгновение с криком падаю в холодную воду реки, не удержавшись на скользком, поросшем мхом, камне..

Я ухожу под воду с открытыми глазами… и вижу высоко над собой через толщу воды белый круг солнца. Вода затекает в уши и нос… больше не в силах сдерживать дыхание, делаю глубокий вдох… вода наполняет лёгкие и танцующее в небе солнце, искаженное водой, темнеет.. Река словно живое существо бережно несет мое тело вниз по течению.. и шепчет “Итеру.. итеру..” Холодно и темно.

Позже я узнаю, что спасли меня работники с мельницы, их позвали дети, услышавшие крик. Я очнулась, закашлявшись от воды, не в силах сделать вдох. Вокруг столпилась любопытная толпа и притихшие напуганные дети. А надо мной склонилась мама, вижу ее встревоженное лицо, но не могу разобрать черты, только понимаю, что в глазах у неё слёзы. Раньше я никогда не видела как плачет мама. Что я наделала. Едва обретя способность говорить, я выдавила из себя:
— Мамочка, не плачь, это такая игра…

ПРОБУЖДЕНИЕ

Я снова провалилась в пустоту, сотканную из тумана и обрывков моих воспоминаний. Образы растворяются во тьме и появляются вновь.. бесконечной чередой событий и лиц. Туман клубится вокруг, словно опять изучая меня, питаясь эмоциями от вновь пережитого прошлого..
— Ну уж нет, хватит с меня воспоминаний… слышишь? Мне пора, у меня дело! У меня незаконченное дело, ты не можешь забрать меня сейчас! — мысленно кричу в пустоту, пытаясь придумать важную причину для своего существования.

Что-то изменилось в пространстве вокруг меня. Тьма нехотя отступает, унося с собой разноцветные всполохи, образы блекнут и растворяются в пустоте. Остался только туман. Сотни тысяч мелких частиц воды снова оседают на лице и руках, но я не чувствую их прохладу и привычное ощущение тяжести собственного тела убеждают меня в догадке, что это определённо не пустота! Я больше не парю в невесомости, а лежу на спине на твёрдой ровной поверхности. Так получилось, что в моем комплекте выходца из могилы не предусмотрены веки, да и сами глаза выполняют роль скорее декоративную, чтобы не пугать живых пустыми глазницами. Усилием воли заставляю проснуться своё зрение и вижу сквозь изумрудный туман высокий каменный потолок. Чуть ниже — несколько деревянных полок с ровными рядами книг в разноцветных переплётах.. Потеснив книги, на двух нижних полках стоят небольшие бочонки характерной формы, в таких пандарены обычно хранят напитки и хмель.

— Лювэ, ну и заставила ты нас поволноваться… — над самым ухом я услышала такой мягкий знакомый голос и неспешную речь. А имя… моё имя почему-то прозвучало совершенно чужим и далеким.

Кто здесь? Поворачиваю голову в сторону голоса. Из-под густой черной челки на меня смотрят небесно-синие мудрые глаза, словно очерченные углём, с симметричными черными треугольниками, ниспадающими от глаз вдоль каждой щеки.

— Ао Цзянь… это ты.. Почему у меня ощущение, словно по мне проехала осадная машина… — изрекла наконец я, с трудом ворочая непослушным языком. Радость наполнила моё сознание! Я в Подгороде, в комнате моей наставницы Ао Цзянь.
Вместо ответа пандаренша провела мягкой рукой по моей голове и взмахом произвела целый ворох изумрудной водной пыли.. Меня снова окутал оживляющий туман, мысли начали проясняться и пришло осознание реальности. Все это время моё тело было здесь, в комнате Ао Цзянь, которая своими живительными туманами приводила меня в чувство. Но мой дух.. он был где-то очень далеко. Я поняла. Кажется, я все поняла…

— Будет лучше, если ты ещё немного полежишь без движения, Лювэ, и позволишь мне закончить… — произнесла Ао Цзянь, заметив мою попытку подняться и сесть.

— Как скажешь, только… только… пожалуйста, не называй меня больше Лювэ.. — и, глядя в глаза мудрой пандаренше, добавила — Моё имя — Итеру.

Ао Цзянь ничего не сказала. Долго и внимательно посмотрев на меня, она молча кивнула. Затем протянула руку за деревянной кружкой и сделала несколько больших глотков. В комнате запахло хмелем. Поставив кружку на маленький деревянный столик, наставница продолжила плавными движениями рук производить на свет новые порции влажной туманной субстанции..

Я лежала, окутанная водной пылью, пытаясь осознать и осмыслить события последних часов. По моей просьбе Ао Цзянь рассказала все, что случилось за время моего… хм.. отсутствия в реальности. Я вспомнила свои ночные похождения и нового мертвеца, словно тень гуляющего по ночному городу. Тень.. очень подходит ему это имя. Вспомнила мерзких дворфов и людей из квартала пленников и свою безумную затею с колоколами. Все же как хорошо быть местным “придурком” (ну ненормальная же, слышит голоса, что с неё взять?) — тебе сходят с рук даже самые нелогичные поступки. А может все дело не в моем безумии, а в побеге пленников? Бессмысленный и неоправданно жестокий бунт, затмивший мою невинную выходку с колоколами.

Ао Цзянь рассказала, что в одном из домов нашли пленников со вспоротыми животами! Внутри меня все похолодело, но я побоялась спросить — не был ли найден убитый отрекшийся. Видимо нет. Потому как на следующее утро была назначена казнь, а возмездие над убийцами отрекшегося свершилось бы гораздо раньше. Наставница ещё долго рассказывала о событиях этой ночи, о том, как некий новичок в одиночку предотвратил массовый побег пленных. И о том, как после моего нелепого падения с башни, Ао Цзянь магией туманов приводила меня в сознание… Я внимательно слушала, а внутри всё ликовало — “Он жив!”

За беседой мы не заметили, как наступило серое Тирисфальское утро.

ПИСЬМО

Наконец, посчитав, что я уже достаточно пришла в себя, Ао Цзянь закончила ритуал исцеления и почувствовав потребность в медитации, оставила меня одну. Тишина. С некоторых пор я недолюбливаю тишину. Лучше голоса и безумие, чем ТИШИНА. Эй, что примолкли. Встречайте, я вернулась!! (Тишина) Думали, мне конец?! Не дождётесь! (Тишина) Ну же? Не слышу радостных возгласов.

Шепот: Спасения нет. Ни в этой жизни, ни в следующей.

О, да! Как всегда оптимистично. Я тоже рада тебя слышать, кто бы ты ни был. Ну что ж, все в порядке, моё безумие со мной… Оказывается, его не выбить из головы даже падением с колокольни.

Прокручивая в очередной раз мысленно события прошедшей ночи, меня не покидает ощущение, что в пестрой мозаике событий не хватает какой-то важной детали. Что случилось с Тенью? Отчетливо помню его неподвижное тело на мостовой.. Что произошло в доме пленных? Зачем они покалечили своих таким… скажем так.. несвойственным для людей методом. Можно списать этот факт на обилие алкоголя, и все же не тянет на истину. И зачем, черт побери, я потащилась ночью в центр города. В следующее мгновение я резко села на своем ложе, раздался глухой удар — кажется я снесла головой небольшую полку у изголовья. Меня осенило!

ПИСЬМО! Письмо. Вернуть письмо — вот зачем я вышла ночью в город. Потирая ушибленный лоб, я прошла в угол комнаты, где на стуле висела моя курточка. Открыв непослушными пальцами застёжку внутреннего кармана, я с радостью обнаружила, что письмо на месте! Обычной серый конверт, обычная красная сургучная печать. Небольшой листок пергамента, за несколько часов изменивший мою жизнь..

— Что же мне с тобой делать, — размышляла я вслух, — уничтожить или вернуть…

— Время этой тайны ещё не пришло, Итеру. Отнеси письмо тому, кому оно предназначалось, — позади меня раздался спокойный голос.

Обернувшись, я столкнулась лицом к лицу с Ао Цзянь! В её взгляде не было ни упрека, ни разочарования, только бесконечная доброта. Я кивнула и направилась к выходу из комнаты. Но поддавшись внезапному порыву, бросилась обратно к наставнице и обняла её, уткнувшись лицом в густую мягкую шерсть.

— Спасибо, тебе за все, Ао Цзянь..

Мне хотелось… плакать. Только в мертвых глазах давно закончились слёзы.

В городе в этот ранний час было непривычно много отрекшихся, они передвигались небольшими группами, что-то оживлённо обсуждая. Почти на каждой улице на боевых конях-скелетах вышагивали патрульные Стражи Смерти. Где же вы были этой ночью… Путь до склепа новичка, которого я для себя прозвала Тенью, не занял много времени. Я молилась всем Богам, чтобы его не оказалось на месте, и в то же время испытывала острую потребность увидеть его, чтобы окончательно убедиться — он жив. Раздираемая столь противоречивыми чувствами, не свойственными для нежити, я простояла в тени соседнего склепа около пяти минут. Медлить нельзя — в утренний час очень велика вероятность попасть на глаза случайным свидетелям.

Не скрываясь, ровным шагом подхожу к нужному склепу, на ходу пытаюсь сочинить оправдание своего вторжения на случай, если ОН окажется в склепе. Но комната совершенно пуста. С трудом сдерживая дрожь в руках, кладу конверт на пол за перекошенной каменной плитой, слегка присыпав его горстью мелких камешков.

— Время этой тайны еще не пришло, — повторяю шепотом слова Ао Цзянь, — пусть тебе она принесёт удачу.

Быстрым шагом ухожу прочь.


Читать дальше: Друзья называли его Ос