Страшная сказка Айташ

Глава первая: РОЖДЕНИЕ

С чего начинается наша жизнь? С рождения это ясно.
Но как это — родиться? Что в этот момент чувствуешь? Как это услышать первый раз, увидеть, вздохнуть? Мы этого не помним, и на это есть причина. Забвение — защитный механизм заложенный самой природой, дарованное нам свыше оно помогает безболезненно и плавно войти в этот мир.

Вот только жаль, что это правило работает не всегда.

«Во имя Сильваны, королевы банши, я преподношу тебе этот дар!», — эти слова были первым, что я услышала после пробуждения, хотя «услышала» неправильное слово, они как будто были вбиты сильнейшим ударом в само мое существо, душа, вырванная из потока вечности, была загнана обратно в плоть.

А потом была Боль, та что растворяет в себе все мысли и чувства, которая поглощает тебя полностью и единственное, что остается это вопить, и от этого вопля мороз бежит по спине у случайного путника, заставляя его скорее уносить ноги , ежесекундно, осеняя себя знаком Спасителя.
Проснувшееся сердце медленно проталкивает загустевшую кровь по жилам, тело, терзаемое тысячью иголок, бьется в конвульсиях. Яркой искрой просыпается разум, выныривая из пучины боли, и в эту же секунду наваливается Страх, пускающий сердце в дикий галоп, тело выгибается дугой, и вот могила вспучивается и в следующий момент разлетается фонтаном гнилой земли.

— Проснись, спящий, ибо тебя ждет новая жизнь!

Вставай, ОтрекшийсяЕё звали Агата, несомая на черных призрачных крыльях, валь`кира зависла над землей, полный шлем скрывал ее глаза, но я точно знала, что она смотрит прямо на меня, ее губы не шевелились, но я услышала голос:
«С возвращением в мир живых. С помощью благословения и силы Темной Госпожи я вырвала тебя из лап смерти.»

Все еще трясясь от страха, я не сразу поняла ужасный смысл этих слов.
Кто я? Где я? Я умерла? Нет!!! Назад, монстр! Нет!

Вскочив, я бросилась прочь не разбирая дороги, подгоняемая смертельным ужасом и отчаяньем, в голове звучал смех валь`киры. Падая и снова поднимаясь, борясь с непослушным телом, я остановилась, когда полностью выбилась из сил. Рухнув на влажную землю и прислушавшись, поняла, что меня никто не преследует. В сгущающихся сумерках этого нового мира я осталась совсем одна.

Где-то кричала невидимая птица, завывания ветра в ветвях деревьев вторили вою безысходности в моей груди, холодный дождь хлестал истерзанное тело с беспощадность палача.
Вскоре на место сумерек пришла ночь, накрыв все вокруг непроглядной темнотой. Несколько раз я поднималась и снова пыталась бежать, натыкаясь на деревья, кусты, лишаясь последней надежды, плутая в темноте. Мысли бились в голове как рыбешки на мелководье.
Что делать? Куда идти? Как меня зовут? Где искать помощи?
Наконец, забившись в какую-то щель, я молитвой обратилась к Свету, пыталась почувствовать его в себе, найти в нем надежду, защиту и утешение.
Я тянулась к нему осколками того, что некогда было моей душой, но все было напрасно, вокруг была лишь тьма. Возродившаяся иска жизни, готова была снова погаснуть.

Это должно прекратиться. Я умерла и должна остаться мертвой. Здесь нет ничего для меня. Нет. Нет. НЕТ!!! МОЗГИ!!!

В этот последний момент, на самом краю потери себя и превращения в безмозглого зомби, моего разума коснулась чья – то воля, и я наконец-то почувствовала, то к чему так тянулась. Нет это был не Свет, это была его обратная сторона – Истинная Тьма, одновременно похожая и абсолютно иная, как солнце и луна. И в этой Тьме был голос: «Услышь меня, Айташ, услышь свою королеву. Ты не одинока в этом мире. Прими мой дар и впусти меня в свое сердце».
И я пошла на голос, и Тьма обняла меня, окутывая и скрывая и радуясь моему приходу.
И страх пропал. И разум прояснился. И душа укрепилась в теле, обретя волю – Волю Отрекшихся!

А как она назвала меня?
Айташ?
Да, это мое имя – Я Айташ Лунный Камень.


Глава вторая: ДОРОГА НАЗАД

Меня разбудила капающая за шиворот вода, наступило утро, окутавшее туманом местные невысокие горы, ветер стих, вокруг царила непроницаемая тишина, какая бывает только вдали от городов и селений. Мимо прошелестела крыльями летучая мышь размером с крупную собаку, моя рука инстинктивно потянулась к поясу, и замерла, нащупав пустоту, к счастью мерзкое создание вело себя мирно, не обращая на меня ни малейшего внимания. Надо раздобыть хоть какое-то оружие, похоже, что в этом мире без него я долго не протяну.

Прошедшая ночь изменила многое, внутренняя пустота исчезла, на место отчаянью пришло смирение, можно было жить дальше. Нужно было жить!
Начать стоило с возвращения на место воскрешения, возможно, там мне смогут подсказать, что мне теперь делать, куда идти и что, вообще, черт подери, происходит. Но где это треклятое кладбище я не имела не малейшего понятия. Как далеко я могла убежать? Вряд ли очень далеко, тело хоть и слушалось сегодня намного лучше, все еще было деревянное и чужое.

Так посмотрим, а не мной ли сломано это деревце? Сквозь подлесок проходила полоса, явно свидетельствующая, что недавно тут пронесся кто-то неистовый, кое-где на деревьях видны были следы от сорванной коры.
Могла ли это быть я?
Вполне.
В любом случае другого варианта не было, я отправилась по следу, что вел в сторону от гор, справедливо рассудив, что там вернее наткнусь, если не на дорогу, то хотя бы на тропу. К сожаленью путеводный след был со мной не согласен, и вскоре сделал резкий разворот, и дальше двигался вдоль гор, не приближаясь, но и не отдаляясь от них.
Когда солнце оторвалось от горизонта, а в голове все настойчивей звучала мысль, свернуть в сторону долины, я оказалась на поляне, с трех сторон окруженной возвышенностями, прямо посередине лежала туша растерзанного волка, а над ней нависла серая крылатая тварь такого огромного размера, что я оцепенела от ужаса. Гигантская летучая мышь пожирала свою добычу с тошнотворным причмокиванием, было слышно, как трещат перемалываемые кости в чудовищной пасти. Фангор

Стараясь не делать резких движений и вообще не дыша, я пятилась назад, моля старых и новых богов лишь о том, чтобы мое присутствие осталось незамеченным.
Легчайший порыв ветра шевельнул волосы на затылке, монстр замер и очень медленно, почти с издевкой, повернул морду в мою сторону. Резкая волна дикого визга заставила содрогнуться, летучая мышь взмыла в воздух, и расправив крылья, ринулась в мою сторону.
Неразличимый, молниеносный удар могучей лапы отбросил мое многострадальное тело на десять метров назад, приложив спиной об дерево, левая рука повисла плетью, перебитая чуть ниже плеча, нижняя часть лица онемела, а на грудь полилось что-то теплое. Тварь не торопясь приближалась, оскалив окровавленные клыки. Единственное, что я могла это заставить себя не закрывать глаза, и ждать последнего удара.
Звук спущенной тетивы опередил на долю секунды момент, который должен был стать для меня последним, ярко алый наконечник вынырнул из раскрытой пасти чудовища в нескольких сантиметрах от моего лица.

Монстр был мертв, кровь толчками изливалась из открытой пасти прямо на меня,
на вершине холма стоял отрекшийся с огромным луком, без особого интереса наблюдавший за этой картиной. Закинув лук в налуч, и еще раз взглянув на меня, он развернулся и исчез из виду.

Дотронувшись до лица, я поняла, что удар летучей мыши начисто снес мне нижнюю челюсть, к тому же практически оторвал левую руку, дело было дрянь, к счастью кровь почти не текла, но удивляться было некогда, надо было догонять таинственного стрелка, с трудом поднявшись, я поспешила за ним. Взобравшись на холм, я увидела удаляющуюся фигуру моего спасителя, и тропу, ведущую на запад.

Стрелок давно исчез из виду, а день был близок к концу, когда последние лучи заходящего солнца высветили вдали кресты кладбища.
— Так-так-так, что это у нас?
Из ближайших кустов появилась фигура долговязого, лысого андеда с огромным фонарем в руках.
— Не ты ли та, что пережила встречу с самим Фангором? Страж смерти Оливер попросил меня встретить тебя, удивительно, что ты смогла добраться самостоятельно. Позволь представиться, я гробовщик Мордо. Добро пожаловать назад в Похоронный Звон.


Глава третья: ПОХОРОННЫЙ ЗВОН

— Мы пришьем тебе новые ножки, и опять побежишь по дорожке – напевал себе под нос старший смотритель отдела реабилитации королевского фармацевтического общества профессор Мордо, более известный как гробовщик. Ловко орудуя целым рядом жуткого вида инструментов, профессор как раз заканчивал приводить в порядок очередного «пациента», как он ласково называл эти ужасные свежевыкопанные трупы, именуемые также отрекшимися. Впрочем, и сам Мордо уже более полувека принадлежал к этому сомнительно пахнущему роду, и не испытывал по этому поводу ни малейших неудобств или переживаний. Гробовщик Мордо
Обладая мягким и дружелюбным характером, который невозможно было даже заподозрить у существа столь отталкивающей внешности, гробовщик идеально подходил для доверенной ему работы – первичного осмотра и оказания психологической поддержки воскрешенной нежити.
— О, ты вернулась – сказал профессор, когда я переступила порог его лаборатории. — И опять с пустыми руками, как я погляжу.
— Ээа эиооа эиаоаэ, – досадливо произнесла я.
— Да, в последнее время хорошая челюсть на вес золота, это из-за проклятой гоблинской мафии, все более-менее приличное идет в их сеть парикмахерских, для городских богатеньких снобов. – поморщился Мордо. – Но не падай духом, не имей такой привычки. Тем более, у меня есть хорошие новости – повеселевшим голосом продолжал гробовщик. – Пока тебя не было, ко мне заходил старый приятель, и рассказал, что на востоке появилась целая группа гнилодумов!
— Ииооуоо?
— Гнилодумов – пустая твоя голова – это не те бесполезные куски мяса, которых ты шинкуешь вторую неделю – это вполне полноценные отрекшиеся, только с проблемным восприятием окружающей действительности и дефектом самоидентификации. – Мэр уже отдал приказ стражам смерти избавиться от них, завтра их всех перебьют, но этой ночью у тебя еще есть время наведаться туда первой, и проверить их на наличие нужной запчасти. — И, если тебя не затруднит, захвати еще что-нибудь, ты же знаешь, как в наше время сложно достать качественный трансплантат.
С этим действительно были серьезные проблемы. В день нашей первой встречи, когда, после нападения Фангора, я сама попала на операционный стол профессора с полуоторванной рукой, он из-за неимения левых рук, предложил мне пришить еще одну правую, аргументируя это невероятным повышением моих боевых способностей, так как я смогла бы драться сразу в двух направлениях. Мне стоило немалого труда убедить его отказаться от этой затеи. Бормоча, что я сама не знаю, отчего отказываюсь, профессор оставил меня на столе и вернулся только через час с левой рукой подходящего размера, где он ее раздобыл, так и осталось загадкой.
Пообещав принести все, что смогу найти, я отправилась собираться в дорогу.
За время, проведенное в Похоронном Звоне, мне удалось почти полностью восстановить свои силы, меня больше не шатало как пьяного матроса на суше, движения стали плавными и уверенными. По совету Мордо, я подобрала себе по руке два коротких меча, благо старого железа на местной кузне хватало. А с безмозглых зомби, во множестве шляющихся вокруг кладбища, удалось натаскать подходящих по размеру кожаных доспехов, которые хоть и были отвратительны на вид и запах, оказались способны защитить от укусов и даже от скользящих ударов легкого оружия.

Из города я вышла затемно, стража проводила меня безразличными взглядами. Гнулодумы поселились в долине к востоку от города, что было очень удачно, ибо туда вела отличная, местами даже освещенная, дорога. Ломать ноги по местным лесам, с возможностью встретить родственников той проклятой летучей мыши, у меня не было ни малейшего желания, ведь в следующий раз Мордо мог бы и пришить мне пару лишних конечностей для боевой эффективности.

А вокруг стояла чудесная ночь, сияющей вышивкой рассыпались звезды по темно-синему небу, вершины гор освещались лучами спрятавшейся за ними луны, в кустах стрекотали невидимые цикады. Возможно, именно в этот момент я впервые задумалась о путешествиях и о том, как я хочу жить дальше — может быть стать странствующим торговцем или наемником…
Я решила отложить эти мысли на потом, ведь сейчас передо мной стояла конкретная цель – раздобыть себе подходящую челюсть, что это за торговец, который может говорить только гласными.
И в этот момент ночная тишина была нарушена криком, заставившим умолкнуть и притаиться местную живность – Кто Я?! – Кто Я?! Лагерь гнилодумов был совсем близко.


Читать дальше: Тени сгущаются перед рассветом